Google+ reversTIME: Сто-Двадцать-Шестая СТРАНИЦА. Дыши. Не БОЙСЯ.

КЛИКни СВОИМ!)

21 мая 2012 г.

Сто-Двадцать-Шестая СТРАНИЦА. Дыши. Не БОЙСЯ.


Шелест, шум робкого дождя отдаленно напоминал скромное покашливание гостя. Он пришел слишком рано, ему вручили семейный альбом и усадили под торшер. Не мешать. Только изредка привлекать внимание горловыми звуками.
Десятки серых, черных, коричневых фотографий. Люди. Позы. Гордые, спокойные и немного уставшие.
Улыбнись им, гость. Они из другого мира, но все ж таки они близки тебе. Они так же, как ты, пили крепкий чай без сахара. Они так же, как ты, в молодости бродили с кем-то об руку по старому лесу. Как ты, бились головой об стену, если эта стена вдруг появлялась на их пути. Как ты, мечтали о высоте и пробирались через тернии к звездам.
К чему я клоню? Видишь последнюю страницу альбома? Она пустая. Только номер – 126. Сто-двадцать-шесть. Это твоя страница, понимаешь?
По глазам вижу – ты испугался. И этим ты тоже похож на своих (да и моих) предков. Страшней неизбежности – только неизвестность. Первая покоряет, вторая оставляет надежду. И когда терять больше нечего – остается она одна, за ней ты и идешь на баррикады.
А это – книга. Настоящая. Возьми в руки, полистай. Можешь почитать, только ничего не поймешь.
Дождь стучит по подоконнику. Знаешь, там даже дождь особенный. Мягким пологом ложится он на заброшенный сад, тягучими каплями стекает по клюву каменной птички на постаменте.
И люди там другие. Не из нашей Вселенной. Они повинуются течению. Ты смеешься? Не надо, не унижайся. Ни мне, ни тебе не дано понять, какими путями ходят их мысли, какие думы наделяют поволокой их узкие глаза. Это Восток. Настоящий. Совсем не тот, который якобы заключен в правилах расстановки мебели или в лягушке с монетой на твоем столе.
У них тоже есть своя сто двадцать шестая страница, только они просто знают, что она есть. Они ловят течение и плывут к ней.
Зачем? Думаешь?.. Нет. Не из-за этого.
Просто вообрази. Ты в реке. И пусть ты даже умеешь плавать. Что сделаешь ты? Будешь неустанно грести к берегу, захлебываясь, задыхаясь, чувствуя, как судорогой сводит ноги, и темные пятна в глазах застилают цель? Да. Что сделают они? Притворятся мертвыми. Поймают течение.
Ты, может, и выберешься на берег, но останешься там, ибо не пройти пешком того пути, который за тысячелетия проложила себе Река. А они поплывут дальше...
Мы так не похожи на них... Но ты не бойся. Сто двадцать шестая страница – навсегда наша, а Востоку мы оставим все страницы после трехсотой.
Ты только не бойся. Дыши и не бойся. И тихо шелести страницами, как дождь за моим окном.