Google+ reversTIME: ПАПА

КЛИКни СВОИМ!)

23 мая 2012 г.

ПАПА


Будильник монотонно отбивал секунды. В слабоосвещенной комнате его старания видела только молодая девушка. Она тихо сидела на стуле, обнимая свои коленки, и лишь время от времени поглядывала на телефон. «Не стоит больше откладывать», - подумала она и, тяжело вздохнув, сняла трубку.
- Алло! Привет, пап!
- Привет, доча! Как дела?
Таня очень любила своего отца. Быть может потому, что постоянно нуждалась в нем, ведь родители расстались, когда она была еще очень маленькой. Нечастые встречи только обостряли тоску, и постоянно хотелось ощущать папу рядом. Почти каждый вечер они висели на телефоне и могли часами разговаривать о всякой всячине. Они были хорошими друзьями, быть может, даже лучшими, и без утайки делились самым дорогим. Сначала отец навещал ее в детском садике, потом в школе, потом она сама стала навещать его на работе. Но встречи становились все реже и реже…
- Мне твоя напарница звонила, про тебя спрашивала, – голос предательски дрогнул. Как же трудно бывает оставаться твердой!
Когда это началось, никто уже и не вспомнит. То ли друзья-товарищи сбили его с пути, то ли, своим путем дошел до этого, но время от времени возникавшее желание выпить превратилось в непреодолимую тягу, стало болезнью, отравлявшей не только его организм, но и всю жизнь. Он лишился всех женщин, которые оказывали ему когда-то знаки внимания, стал не являться на работу, выпрашивая задним числом бюллетень нетрудоспособности, пропадать вечерами в неизвестных местах, терять деньги. Бабушка очень волновалась за него, и каждый раз просила внучку, помоги, мол, он в тебе души не чает. Если бы эта внучка знала, чем помочь!
- Что случилось, пап, почему ты не был на работе?
Как же она не заметила той пропасти, куда он падал?!! Уже не раз Таня возвращалась к этой мысли и ужасно корила себя, что не заметила, не уберегла, а сейчас, что она могла сделать сейчас? Всякий раз, когда она начинала разговор о его пристрастии, отец отвлекался на посторонние темы или прямо все отрицал. А ей до боли было жаль его. Они никогда не ссорились и не ругались, она не могла читать ему, будто школьнику, нотации. Слова застревали в горле, росли комком и мешали дышать, выдавливали слезы.
- Да спину вчера прихватило…
- Пап, я была у тебя вчера. Не надо обманывать, - голос все-таки сорвался, и Таня не удержалась, заплакала. – Папа, папочка, я очень тебя люблю! Ты нужен мне, слышишь! Береги себя! Я все знаю, пап, не губи себя.
- Я… Танечка, ты что, не плачь! Я… - он растерялся, не знал, что сказать от охватившего волнения. Таня вдруг поняла, что он тоже плачет сейчас.
- Не надо так больше, пап! Прошу тебя!

И она бросила трубку, не в силах больше сдерживать рыдания. Какой глупый разговор, что он мог изменить. Она так и не смогла сказать ему главное – не пей. Но какая, в сущности, разница? Что она может еще для него сделать, кроме как просто продолжать любить?! Любить и верить, что эта поддержка спасет его и не даст упасть. Любить и быть рядом несмотря ни на что.